Доставка воды водовоз

История
Руководитель
Солист
Репертуар
Гастроли
Фотоальбом
Пресса о нас
Партнеры
         
     
 

 

 

 

Голощекин Давид. 65 лет

10 июня 2009 года джазовый музыкант, композитор, народный артист России Давид Голощекин отмечает свой 65-й день рождения. Его хорошо знают любители джазовой музыки в разных частях света – Москве, Петербурге, Париже, Лондоне, Нью-Йорке, Рио-де-Жанейро. Он выступал с Дюком Эллингтоном, Диззи Гиллеспи, Дейвом Брубеком и многими другими выдающимися музыкантами. В 1989 году он основал Государственную филармонию джазовой музыки.

Голощекина называют легендой российского джаза, самому Давиду Семеновичу слово «легенда» не очень нравится. «Пока я жив, я не хотел бы быть легендой. Потом, когда я, может быть, не смогу доехать до Москвы из Питера, то будете говорить: "Это легенда российского джаза". Легенда в российском джазе только одна – Алексей Козлов. Я не хочу быть легендой», - говорит музыкант.

Давид Голощекин в «Линии жизни»: «За столетнюю историю джаза нам стали известны имена тысячи саксофонистов, трубачей, тромбонистов, кларнетистов, пианистов, контрабасистов, барабанщиков, а скрипачей едва ли наберется десяток - тех, кто хорошо играл, включая меня. Я шучу, стремлюсь попасть в эту десятку. Скрипка - инструмент очень трудный, потому что он очень редок. Редко можно встретить джазового скрипача. Изначально я не любил скрипку, это Стафф Смит (Stuff Smith, один из первых джазовых скрипачей, – прим. ред.) сподвиг меня. Как только я закончил свое музыкальное образование, забросил скрипку на шкаф, где она пылилась, я про нее забыл: играл уже на контрабасе, фортепиано, стал заниматься на флюгельгорне. Один из моих друзей в Питере сказал: "А почему ты на скрипке джаз не играешь? Ты же скрипач по образованию". Я говорю: "Какой скрипкой? Какой джаз?". Скрипка – это королева симфонического оркестра, королева классики, инструмент создан для этого, а джаз требует совершенно другой специфики звукоизвлечения. Это совсем не то, чему меня учили: совсем иначе нужно держать ее, ставить руку и пальцы - все по-другому, интонация совершенно другая. Этому вообще невозможно научить. Мне не удавалось перенести джазовые звуки на скрипку. Звуки-то я брал те, правильные, с точки зрения импровизации, а интонация, манера игры не та, потому что инструмент сопротивляется. Мой друг мне сказал: "А ты Стаффа Смита слушал?". "А кто это такой?", - спросил я. Он мне поставил пластинку. И когда я услышал Стаффа Смита, я понял: это единственная скрипка, которая по-настоящему свингует. Настоящий джазовый звук».