• Slot v подробно.

История
Руководитель
Солист
Репертуар
Гастроли
Фотоальбом
Пресса о нас
Партнеры
         
     
 

 

 

 

Радов Георгий: Правдоха и золотое пёрышко…

16 августа в 10:55 смотрите фильм «Мать и мачеха», сценарий Георгия Радова.

Анатолий Игнатьевич Приставкин рассказывает:
16 августа писателю Георгию Радову исполнилось бы 90 лет. Мне очень трудно представить человека, которого я хорошо знал, моего старшего литературного друга, известного писателя, - стариком. Это был всегда активный, невероятно энергичный мужчина. Очень крупный, крупный внешне и крупный по своим делам.
Знакомство наше произошло очень просто: я выпускником Литературного института уехал в Сибирь, взяв командировку от «Литературной газеты». Для того чтобы отчитаться, написал очерк и послал в «Литературную газету», без всякой надежды, что опубликуют. И вдруг очерк вышел, а я получил телеграмму с предложением стать специальным корреспондентом, а потом я получил благодарственное письмо от неизвестного мне тогда лично, но известного мне по литературе писателя Георгия Радова. Выяснилось, что этот человек, придя в «Литературку», быстро набрал молодёжную команду, развернул работу отдела внутренней жизни. И это стал один из самых острых, боевых, проблемных отделов.
У Радова была очень сложная жизнь газетчика. Он руководил в Курске областной газетой. Это, говорят, по тем временам была одна из самых интересных проблемных газет. И, конечно, где-то кому-то наступил на любимую мозоль, - начальству, наверное, областному. Тут же с ним расправились, исключили из партии, и он пошёл работать на завод токарем. Вот характер. Нормально, ничего, никаких комплексов.
А потом переехал в Москву. И Сергей Сергеевич Смирнов, известный в то время очеркист, он его тут же как активного газетчика привлёк к себе. Партийность или беспартийность, как говорят, никакого значения не имела.
После знакомства Георгий Георгиевич долго и по-человечески внимательно как писатель опекал меня. И когда я, с его подачи, подал заявление в Союз писателей, - это редкость большая, принимали, как через фильтр, исключительно редко. И вдруг он узнал, что один из рецензентов несколько неодобрительно написал обо мне… Радов к нему поехал домой, взяв мои первые рассказы, опубликованные в журнале «Юность» (они назывались «Трудное детство») и вслух весь вечер читал. Это я всё потом узнал, Радов не говорил ничего, он просто радовался: «Поздравляю, старик, будем работать дальше».
А потом я потерял этот писательский билет драгоценный. Он встретил меня и говорит: «Ты что такой понурый». А я говорю: «Да вот, неделя всего прошла, и я билетик свой потерял, тот самый». Он подумал и сказал: «Это ерунда всё, вот если ты потеряешь своё золотое пёрышко, это будет плохо».
Вот это «золотое пёрышко» я помню, потому что в нём была активная жилка помогать, обладать и сохранять это золотое пёрышко, и сам он обладал этим золотым пёрышком. Он один из самых острых, самых проблемных писателей, после его статей начинались скандалы: почему он так остро, почему он зацепил того, а не другого. У него был герой – Правдоха - наверное, это имя придумано самим Радовым. Он и сам был Правдохой. Правдоха пытался сеять правду в тех тяжелейших условиях и, конечно, вступал в конфликты с руководством партийным.
И, наверное, среди мощной прошловековой теперь уже когорты очеркистов, которые делали не только очерки, не только газету, - они создавали страну будущего, они ставили самые главные проблемы и пытались их решить, при помощи печати вытягивали страну, - среди них Радов выделялся своей энергичностью, колоритностью, своей широтой душевной, отношением к людям. Он был классиком очерка.

(Анатолий Приставкин, август, 2005).



Георгий Радов родился в 1915 году в Москве. Газетную работу начал в 1933 году в Политотделе Ново-Татаровской машинно-тракторной станции Краснодарского края. Окончил Коммунистический институт журналистики в Ленинграде, был направлен в редакцию газеты «Курская правда», где потом проработал многие годы заместителем главного редактора. В Отечественную воевал, был награжден орденом Красной Звезды. "Курская правда" считалась по праву одной из самых лучших районных газет. Острая критика Радова (он был и членом обкома партии) партийных функционеров не радовала, а найти управу было трудно, не было поводов. Наконец-то нашелся: финансовые нарушения - Радов продал брезент, который был в избытке у редакции, и купил на эти деньги для газеты машину "Победа", приписали и бытовуху. В 1949 году Радова исключили из партии и уволили из редакции. Радов плюнул и пошел учеником токаря на завод, который был напроти редакции. Как вспоминает сын писателя, Александр Радов, единственный, кто общался тогда с семьей Радовых, был Валентин Овечкин. Ученик токаря, потом мастер... Но писательское дело не бросил. Посылал много рассказов и очерков в "Огонек", получал награды, звания "Лучший рассказ года", "Лучший очерк года"... И вот редакция "Огонька" направляет его собкором в Ленинград, а в 1958 году Сергей Смирнов приглашает его в Отдел внутренней жизни "Литературной газеты".

Радов – псевдоним, когда-то в 35-году так написал редактор, посчитав, что фамилия Вельш - диковинная для рабочего корреспондента. После всех злоключений «фамилию свою тоже не стал восстанавливать. Она хоть и не была еврейской – Вельш, но все нерусское звучание могла раздражать» - пишет Юлий Крелин.

Юлий Крелин о Радове:
«Высоколобые катили на него бочки. Он был для них какой-то не свой.
Но, безусловно, умен. Даже когда писал статьи о сельском хозяйстве, видно было, что он понимает в дурашливом устройстве нашей экономики, хотя все его чаяния, как ныне оказалось, когда все позволено, были тоже утопичны…
У него была идея, что настоящий писатель – это бывалый человек, живущий в гуще, занимающийся каким-то конкретным делом…»
Перед операцией Крелин навестил Радова, чтобы подбодрить: «Слышу, из какого-то кабинета несется стрекот машинки. Через приоткрытую дверь увидел Радова.
“Ты чего это перед операцией строчишь? С завещанием подожди”. Идиотские шутки хирурга. Но он только посмеялся. “Да, нет, - говорит, - это мои долги. Лежали у меня рукописи для рецензий из издательств. Негоже уходить с долгами. Люди ждут – а вдруг и впрямь не вернусь. Без долгов, без долгов. Денежные долги меня волнуют меньше, хотя и они есть”.
Назавтра его оперировали. Все окончилось благополучно».
(Юлий Крелин. Извивы памяти. М., 2003)

Когда умер Шукшин, Георгий Радов для "Комсомольской газеты" написал статью-некролог "Не щадя себя!". Это был смелый поступок.

28 февраля 1975 года Радова не стало. В этом же году в издательстве "Советская Россия" вышла книга "Председательский корпус", составленная самим автором. Послесловие написал Константин Симонов, озаглавив его "Не щадя себя!".


Редакция сайта благодарна Александру Радову за фотографии из семейного архива.