• Обучение заточке маникюрного инструмента в Москве подробнее.

История
Руководитель
Солист
Репертуар
Гастроли
Фотоальбом
Пресса о нас
Партнеры
         
     
 

 

 

 

Сухоруков Виктор и Василий Чигинский на «Худсовете»

28 октября 2005 года в гостях у «Худсовета» были актер Виктор Сухоруков и режиссер Василий Чигинский.

1 ноября состоялась премьера фильма Василия Чигинского «Первый после Бога». Это военная драма с бюджетом в три с половиной миллиона долларов. Фильм посвящен 60-летию Великой победы.

Режиссер Василий Чигинский в 2005-м стал настоящим кинорекордсменом: две премьеры за год. Совсем недавно на экраны вышел фильм «Зеркальные войны. Отражение первое». А первого ноября зрители увидят картину «Первый после Бога».

Если в «Зеркальных войнах» были самолеты, то в «Первом после Бога» -подводные лодки. 1944-й год, военно-морская база Балтийского флота. «Первым после Бога» называют командира подводной лодки Александра Маринина. Любимец Фортуны, из каждого похода он возвращается с победой… Неожиданно в городке появляется майор НКВД, которого очень интересует персона капитана Маринина, его дворянское происхождение и погибший брат-священник…

Фильм снимали в городе Полярном под Мурманском, в Кронштадте и Грузии. Съемочную группу консультировали офицеры-подводники, объясняли, как вести себя в подводной лодке и главное, учили не ежиться на пронизывающем ветру. Главную роль в «Первом после Бога» сыграл Дмитрий Орлов. В роли командира бригады – Владимир Гостюхин. Заведующей столовой стала Нина Русланова. А Виктор Сухоруков исполнил роль акустика. Актер называет своего персонажа «Бетховен в тельняшке».

- Василий, «Первый после Бога» - название громкое, смелое. Почему Вы так решили назвать свою картину?

Василий Чигинский:
- К этому названию мы шли достаточно долго. Я думаю, порядка трехсот названий прошло через наши руки. И название для фильма было найти не просто. Как корабль назовешь, так он и поплывет. Мы решили так назвать фильм, потому что, действительно, командир на лодке является для всех членов экипажа именно первым человеком после Бога, потому как в его руках судьба всех.

- Герой Вашей картины Александр Маринин. У него есть реальные исторические прототипы – это Александр Маринеско, герой Великой Отечественной войны. Сколько в экранном персонаже от персонажа реального? Или Вы уходили от этих параллелей?

Василий Чигинский:
- Да, мы сознательно не делали биографическую картину. Конечно, какие-то факты биографии Александра Ивановича Маринеско присутствуют в фильме, но, по-большому счету, все равно образ нашего Александра Маринина – образ собирательный. Образ героя-подводника времен войны.

- Виктор Иванович, я знаю, что Вы согласились играть в картине, даже не читая сценария. Почему?

Виктор Сухоруков:
- Во-первых, фильм посвящен победе моей Родины над фашистской Германией. Во-вторых, я никогда не носил тельняшек на экране. В-третьих, я имел удовольствие спускаться в настоящую подводную лодку. Я никогда не играл в войну, никогда не нырял под воду. История такая - очень мужская. И мужского кино, мужественного, в моей биографии не было. Есть много составляющих моего участия. И роль я называю не ролью, а как бы командным обслуживанием, и в этом нет ничего плохого.

- То есть Вас не обижает, когда Вас режиссер приглашает не на главную роль, а на эпизодическую?

Виктор Сухоруков:
- Во-перых, что за роль, а во-вторых, что тут обижаться? Он же меня ремнем не лупил каждый день по утрам и не кормил одной горчицей. Это была работа, которую я выбрал сам.

- Василий, сколько в картине настоящих реальных съемок, а сколько - компьютерной графики?

Василий Чигинский:
- Хороший вопрос. Я думаю, что это зритель пускай посмотрит и подумает. На самом деле, мы старались уходить от компьютерной графики максимально, насколько возможно, и снимать все вживую, потому как живое изображение никакая графика не сможет заменить, на мой взгляд. А уже процентное соотношение… Я не буду раскрывать секрет.

- Виктор Иванович, когда актер смотрит картину, то он смотрит ее не как зритель, а как человек, который в этом участвовал. И остается в памяти не то, что на экране, а то, что он видит за кадром. Что у Вас самое главное осталось от работы в памяти?

Виктор Сухоруков:
- Первое, то, что я сижу здесь с режиссером-постановщиком Чигинским. И это говорит о том, что я согласился с тем, что он сделал, хотя у нас отношения были во время съемок не очень простые. У него были свои видения, у него были свои проблемы и то, что я там сделал, конечно, я, как актер, то ли жадный, то ли полуголодный, то ли эгоист. Мы все эгоисты. Меня было мало. Мне мало было моего дыхания, моих танцев, криков. Не порвал я тельняшку. Не успел.

Беседу вела Полина Ермолаева.