• Смотри здесь сауна телефон.

История
Руководитель
Солист
Репертуар
Гастроли
Фотоальбом
Пресса о нас
Партнеры
         
     
 

 

 

 

Иоффе Абрам Федорович: отец советской физики, или папа Иоффе

29 октября исполняется 125 лет со дня рождения Абрама Федоровича Иоффе. В этот день в 14:35 смотрите фильм «Его называли "Папа Иоффе"».

Абрама Иоффе называли в официальных публикациях «отцом советской физики», а в неофициальном общении - «папой Иоффе».

«Еще с детства у меня создалось впечатление, что большинство крупных отечественных физиков середины XX в. прямо или косвенно были учениками питерского академика Абрама Федоровича Иоффе (1880–1960). Хотя он и не был Нобелевским лауреатом, его вклад в физику и в создание отечественной научной школы физиков огромен. Поэтому первый небольшой рассказ посвящен ему.

В 22 года А.Ф. Иоффе был отправлен учиться в Германию (в Мюнхен) к великому Вильгельму Конраду Рентгену, который в 1895 г. открыл новое излучение и стал в 1901 г. первым Нобелевским лауреатом по физике «в знак признания необычайно важных заслуг перед наукой, выразившихся в открытии замечательных лучей, названных впоследствии в его честь». Свои воспоминания об этом периоде жизни и о последующих годах Абрам Федорович незадолго до кончины опубликовал в своей интереснейшей автобиографической книге «Встречи с физиками».

Когда Иоффе приехал к Рентгену, его интересовала природа запаха. Однако сначала Рентген отправил гостя пройти студенческий практикум, состоявший из ста задач и занимавший два месяца. Одна из задач была посвящена спектроскопии. И вот у практиканта из кривой выпадает одна точка. Рентген, который всегда лично руководил практическими занятиями, решил исправить ошибку и заодно продемонстрировать высший класс точности, но получил те же данные, что и Иоффе. После тщательного разбора оказалось, что практикант при обсчете данных пользовался русским переводом справочника Кольрауша, в который вкралась ошибка. Рентген похвалил измерения Иоффе и в особенности то, что тот не скрыл явной ошибки. После этого у них сложились плодотворные и самые доверительные отношения. Этот маленький пример продемонстрировал, насколько добросовестно должен относиться исследователь к получаемым результатам. А сколько раз выпадение точек свидетельствовало о наблюдении принципиально нового физического явления?

А вот как Иоффе относился к тому, чем следует заниматься в науке. Среди профессоров петербургского университета, где он учился и работал, был Орест Данилович Хвольсон (1852–1934), автор пятитомного курса физики, переведенного на многие иностранные языки. Курс представлял собой систематическую сводку всего, что было опубликовано к тому времени по физике, впрочем, как заметил Иоффе, без оригинальных точек зрения автора: «Курс был действительно фундаментальным и максимально полным, и даже мы, студенты-физики, через полвека изучали эти зачитанные и обтрепанные тома, беря их в нашей студенческой библиотеке». Однако ни создание такого курса, ни научные достижения О.Д. Хвольсона не позволяли ему стать полноправным членом Российской академии наук (с 1885 г. он был лишь ее членом-корреспондентом), а мечта сделаться академиком была. Все же много лет спустя Академия наук «в воздаяние полезной научно-просветительской деятельности» в 1920 г. избрала О.Д. Хвольсона своим почетным членом, но такое звание не давало права участия в заседаниях. На это избрание почетный академик остроумно и, видимо, не без горечи, откликнулся широко разошедшейся фразой: «Разница между академиком и почетным академиком такая же, как между государем и милостивым государем» (много позже в развитие этого появился известный анекдот: по четным – академик, а по нечетным...).

Когда же Иоффе стал сотрудником Физического института Петербургского университета, которым руководил Орест Данилович, директор предложил ему, как и всем другим, продолжить «замечательную» традицию воспроизведения лучших научных заграничных работ. На вопрос Иоффе: «Не лучше ли ставить новые, еще не разрешенные вопросы?» – Хвольсон ответил: «Но разве можно придумать в физике что-то новое? Для того надо быть Джи-Джи Томсоном».
Да, действительно, Иоффе Томсоном не был, он был Иоффе. И он выполнил множество фундаментальных работ в различных областях физики. Эти работы получили признание крупнейших физиков его времени, и для них Иоффе был равноправным коллегой. С кем только он ни встречался и ни обсуждал актуальные для того времени проблемы физики!» (А. Замятин).

Биографическая справка:

С именем Абрама Федоровича Иоффе (1880—1960) прежде всего связано становление и развитие квантовой физики в нашей стране.

Абрам Иоффе родился 29 октября 1880 года в городе Ромны Полтавской губернии. В 1897 году, окончив Роменское реальное училище, он поступает в Санкт-Петербургский технологический институт. Получив диплом инженера-технолога, юноша решает продолжить образование и в 1902 году отправляется для приобретения опыта в постановке экспериментов к В. Рентгену в Мюнхен. Эксперименты Иоффе успешны, а их результаты настолько впечатляющи, что Абрам Иоффе задерживается в Мюнхене до 1906 года, хотя первоначально планировал стажироваться в течение одного года. Средства к существованию дает ему работа ассистентом на кафедре физики.
По возвращении на родину Абрам Иоффе начинает свой трудовой путь старшим лаборантом в Санкт-Петербургском политехническом институте. Он упорно трудится и в течение девяти лет защищает сначала магистерскую, а затем и докторскую диссертацию. В 1913—1915 годах молодой исследователь избирается профессором физики, параллельно с преподавательской работой в Политехническом периодически читает лекции по термодинамике в Горном институте, по физике — в университете и на Курсах Лесгафта.
В октябре 1918 года по предложению А. В. Луначарского Абрам Иоффе создает физико-технический отдел Рентгеновского института. Именно из него вырос знаменитый Физтех — Физико-технологический институт, а со временем — и его филиалы в Томске, Харькове, Днепропетровске, Свердловске. Физико-технический институт по-настоящему начал работу только после окончания Гражданской войны. Тогда в зарубежную поездку был командирован и Абрам Федорович Иоффе. Из этой командировки А. Ф. Иоффе привез для Физико-технического института 42 ящика с научным оборудованием и подписку более чем на 50 журналов.
Уже тогда Абрам Федорович отлично понимает, что для успешного развития исследований необходимы свежие научные идеи, хорошо оснащенные лаборатории и молодые, талантливые ученые, которые могли бы с энтузиазмом взяться за решение самых сложных проблем. Он замечал подающих надежды студентов инженерно-физического факультета Политехнического института, внимательно изучал публикации молодых физиков, работавших в разных уголках огромной страны, и привлекал их к исследованиям, которые велись в Физтехе и его филиалах. Специально для молодых он организовал семинар, в котором участвовало немало крупных ученых не только из Физтеха, но и из других институтов.
В 20-е годы сотрудники Физтеха посещали ведущие физические лаборатории и институты Европы и работали в них: Л. Д. Ландау и Г. А. Гамов работали в Институте теоретической физики в Дании у выдающегося физика Нильса Бора, а В. Н. Кондратьев, Я. И. Френкель, С. И. Вавилов и В. А. Фок — в Геттингенском университете в Германии, одном из физических центров Европы, у лауреатов Нобелевской премии Макса Борна и Джеймса Франка.
Из Физико-технического института вышли пять нобелевских лауреатов: Н. Н. Семенов, П. Л. Капица, Л. Д. Ландау, И. Е. Тамм, Ж. Алферов.
Скончался академик Иоффе 14 октября 1960 года.